+ 7 (495) 697-14-37 + 7 (495) 697-37-91
  • Официальная страница в Фейсбук
  • Официальная страница в Инстаграм

Роман с перчаткой

Интервью с Фредериком Мораном, совладельцем компании Georges Morand, которая выпускает лучшие в мире перчатки

Журнал «Hairs & Beauty»

Журнал «Hairs & Beauty»

 
Журнал «Hairs & Beauty»

Журнал «Hairs & Beauty»

 

Профессия «перчаточник» появилась во французской области Лимузен в XII веке. Сшить перчатку по руке, да еще украсить ее, не так-то легко, а потому мастера были в большом почете. Лимузенским умельцам удавалось прельстить своими перчатками знатных дам, рыцарей, служителей церкви и даже королей. Так было в XVI и XVII веках, когда перчатки украшали алмазами, рубинами, топазами и пропитывали итальянскими благовониями. И в XVIII столетии, когда ушла показная роскошь, уступив место элегантности. И в XIX веке, когда императрица Жозефина ввела в моду длинные перчатки до самого плеча, лимузенские перчаточники «оставались в тренде». ХХ век тоже не стал исключением – в лимузенских ателье шили прямые и лаконичные перчатки для Кардена и маленькие, чуть охватывающие основание рук – для Курреджа. Что же происходит сегодня в главной перчаточной области Франции?

Родившаяся во времена Средневековья мода в первую очередь была призвана обозначать статус и давала «более статусному» право на «первенство прохода» по тесным улочкам европейских городов. Мало кто знает, но мода шла «по стопам» перчаток, которые еще со времен египетских фараонов, персидских царей и римских цезарей обозначали статус. Перчатки были знаком посвящения в звание или должность. Такое положение дел оставалось сотни лет, чтобы «подмять под себя» перчатки, сделать их ношение в первую очередь модным, а лишь потом статусным. Только с XVII века перчатки стали подбирать к одежде, превратив их в модный аксессуар. И это означало, что восходящая линия истории перчаток закончилась, теперь их ждали спады и подъемы в зависимости от капризов моды.

Первый жестокий кризис перчатки пережили во время Французской революции, когда этот предмет гардероба был объявлен аристократическим пережитком. К счастью, такая категоричность надолго не задержалась, и Наполеон без тени неловкости ежедневно заказывал себе 272 пары новых перчаток. Весь XIX век перчатки переживали триумф. Выражение «менять как перчатки» было почти буквальным – перчатки меняли по нескольку раз в день, они были на все случаи жизни, и их носили круглый год. Среди летних особенно ценились тонюсенькие из козьей кожи, которые шили в Сен-Жюньен.

Идее приобретать перчатки в огромных количествах поспособствовал и Аристид Бусико – человек, который перевернул мир торговли, открыв первый в мире «большой магазин». Он создал Le Bon Marche по подобию Всемирных универсальных выставок: покупатели могли ходить между отделами, как на выставке среди самых разных павильонов… И скучающие дамы хлынули к Бусико. В перчаточный отдел хитрец набрал только продавцов мужского пола. Именно мужчины помогали дамам подбирать и натягивать на руки перчатки из тончайшей кожи. Невинное чувственное удовольствие вызвало бум среди парижанок: продажи стремительно росли, как и количество перчаток, которые дамам надо было «выгулять».

Вплоть до 30-х годов прошлого века мужчины и женщины носили перчатки ежедневно, они были разного типа и предназначались для разных ситуаций. А в 60-е годы этот аксессуар, как и шляпы, утратил свою непременность. С тех пор перчаточная промышленность усыхает, как шагреневая кожа. Недавно в Лимузене закрылась последняя школа, которая обучала этому мастерству. Да и в самом регионе осталось всего три ателье, причем одно из них – собственное перчаточное ателье Hermes. Другое перчаточное предприятие называется Georges Morand, и это настоящий бастион профессии – под этой маркой дважды в год выходят новые коллекции их перчаток: от изящных «для поцелуя» до теплых меховых.

Перчатки Georges Morand снова обозначают статус. Статус модника-гурмана, который ценит высочайшее качество. Жорж Моран основал ателье в Сен-Жюньене в 1946 году и буквально «впрыгнул в уходящий поезд». Но в отличие от многих, его предприятие выстояло и расцвело: знатоки называют перчатки марки Georges Morand лучшими в мире, что подтверждают и финансовые обороты. Сегодня предприятием управляют внуки основателя – Фредерик и Натали Моран. Забавно, что городом Сень-Жюньен, где располагается Georges Morand, долгое время управляли коммунисты: там до сих пор есть площадь Ленина! А вот бульвар Сталина и улицу Карла Маркса все-таки пришлось переименовать… Но, конечно, с Фредериком Мораном мы говорили не о коммунистах.

Журнал «Hairs & Beauty»

Журнал «Hairs & Beauty»

 

— Фредерик, а действительно ли французский регион, в котором расположено ателье Georges Morand, специализировался на производстве кожаных изделий и перчаток еще с XII века?

Да, это так. Да еще в середине прошлого века в Сен-Жюньен находилось 70 предприятий, которые изготавливали примерно 2,5 миллиона пар перчаток в год. Сегодня кроме Georges Morand, есть еще два ателье.

— Грустно, но логично: в середине прошлого века перчатки носили куда больше и чаще, чем сейчас. Сама культура ношения перчаток исчезает.

Да, это так. Сейчас женщины часто покупают себе перчатки большего размера, чем их рука. Дамы разучились правильно их надевать.

— А как их надо надевать?

Сначала нужно большой палец прижать к середине ладони, ввести в перчатку четыре пальца, затем большой палец, а потом волнообразным движением руки ввести четыре пальца до конца. Теперь многие красивые, элегантные и модные дамы этого секрета не знают.

Перчатка должна сидеть так плотно, чтобы воспринималась как вторая кожа. И вызывать такие же тактильные ощущения. Сегодня можно найти перчатки самого разного качества. Но настоящих перчаток, которые делаются так, как они делались веками и как должны делаться настоящие перчатки, очень мало.

— В ношении перчаток есть какие-то особенности? Мне кажется, сейчас перчатки всему придают элемент театральности, даже если просто водить в них машину.

Есть специальные перчатки для вождения. Хотя на самом деле, сегодня перчатки потеряли свое практическое значение и служат для того, чтобы добавлять шарма. Но ношение перчаток – не пустяк. Это точно.

— Наверное, нужно переносить много перчаток, чтобы начать чувствовать, что именно эти и есть вторая кожа?

Прежде всего, нужно иметь много перчаток. Это как с обувью - у вас же есть обувь на разные случаи жизни? Вот к этому наряду вы могли бы надеть оранжевые перчатки. Естественно, у вас должны быть и короткие, и длинные, и синие, и голубые, и черные. И если человек начал носить кожаные перчатки и почувствовал к ним вкус, он вряд ли вернется к тканевым перчаткам. И когда вы привыкаете к перчаткам из тончайшей кожи козленка, очень трудно потом вернуться к перчаткам из кожи ягненка, потому что перчатки из кожи ягненка жестче, плотнее и толще. Но в мировом масштабе девяносто процентов перчаток делаются из кожи ягненка. Кожу козленка используют в производстве лишь несколько ремесленников. Когда я говорю «ремесленник», я имею в виду мастера, который делает несколько пар.

— Я начинаю догадываться, что означает звание «живое наследие Франции». Только не понимаю, где такое название можно получить.

Дословно – «предприятие живого наследия Франции». Это звание нам присудило министерство экономики за то, что в своем производстве мы используем старинные французские традиции изготовления перчаток из кожи. А раз используем, значит и сохраняем. Естественно, мы изготавливаем перчатки, применяя, в том числе, современные материалы. Но мы никогда не перескакиваем через традиционные этапы, обязательные для производства качественных перчаток. Более того, мы обучаем тех, кто у нас работает, значит, мы передаем технику следующим поколениям. Это что касается «наследия». А «живое» означает, что мы развиваем традиции, потому что создаем новые модели. Естественно, используем и цифровые машины в нашем производстве, и они позволяют нам еще лучше увековечивать старинные традиции.

Журнал «Hairs & Beauty»

Журнал «Hairs & Beauty»

 

— А какой этап остается самым старинным?

Дубление. То есть процесс превращения сырой кожи в обработанную, пригодную для изготовления высококачественных изделий. Меньше всего подверглась изменениям техника растягивания кожи и кроя. Кожа растягивается руками в разные стороны и нужно чутье, чтобы остановиться в правильный момент, чтобы понять, что это предел и кожа тебе уже все «отдала». У меня есть школьный друг, который владеет дубильным производством. Я покупаю шкуры, потом отправляю их своему товарищу, и он превращает их в ту кожу, из которой мы потом делаем перчатки.

— А существует ли мода на перчатки? Вот если я куплю у вас восемь пар, смогу ли я их носить до конца жизни или мода все-таки меняется?

Я надеюсь, что на восьми вы все-таки не остановитесь! (Смеется). Ну, естественно, какие-то цвета выходят из моды. А что касается формы… В какой-то момент жизни ты понимаешь, что видел уже все формы. На перчатке может быть брошечка или декор – позолоченный или посеребренный – он тоже со временем может выйти из моды. Но перчатки простой формы, которые просто облегают куру, никогда не выйдут из моды. Что касается длины, то тут можно позволить все, что угодно. Это не туфли, у которых каблук должен быть такой формы и такой высоты. Вы можете надеть платье с коротким рукавом, но длинные перчатки.

— Украшения на французских перчатках – это удивительно. Ведь французы всегда озабочены, чтобы ничего не было слишком.

Да, так и есть. Но можно иметь несколько пар коротких перчаток и несколько пар длинных – но разных цветов. Или наоборот, сложные – я имею ввиду украшенные – перчатки, например, с брошью, но простого, например, черного цвета.

— А у вас ведь заказывают перчатки Дома моды – Nina Ricci, Christian Dior, Sonia Rykiel?

Да. Потому что у них самих нет перчаточных мастерских и нет мастеров.

— Интересно французское распределение по регионам: вышивку Дома моды заказывают в Кале, где вековые традиции вышивания, а перчатки, значит, заказывают в области Лимузен.

Да. Кстати, иногда на перчатках тоже есть вышивка. Но мы можем выполнить только машинную вышивку, так что для Домов моды мы действительно ничего не вышиваем. Наша задача – скроить и изготовить перчатку. Готовые перчатки мы отправляем в Дома моды и не знаем, как они их дальше дорабатывают. Пожалуй, исключение – заказы для Kenzo. Там было так : мы растягивали кожу, потом вырезали из нее прямоугольники и отправляли в Kenzo. Они на коже делали вышивку и присылали обратно нам. И уже из этого вышитого прямоугольника мы шили перчатки.

— А как вообще происходит заказ – Дома моды вам присылают какой-то эскиз?

Прежде всего, это происходит очень быстро! (Смеется). Потому что это всегда срочно. Это всегда рисунок, эскиз. Раньше они его факсом присылали, сейчас мейлом. По эскизу мы готовим образец. Потому что очень часто рисунок, который мы получаем, не учитывает пропорции руки. Художники обычно рисуют длинную тонкую руку, которой в природе не существует! (Смеется). И наши специалисты все переделывают, основываясь на реалистичных пропорциях руки. Только вот Thierry Mugler любит очень тонкие, очень длинные когти – это перчатки, которые не пригодны для реальной жизни, их можно надевать только на самих показах, но мы шьем такие, какие ему надо. Это как остроносые ботинки, в которых пальцы никогда не доходят до конца. Ну вот, мы изготавливаем образец и отправляем обратно в Париж, а когда его одобрят, мы изготавливаем перчатки в указанных Домом моды цветах.

— Как правило, эти перчатки можно носить?

Да, они продаются под марками Дома, с этикетками бренда. Это совершенно носибельные перчатки, предназначенные для продажи.

— Получается, что ваша компания все знает о тенденциях моды, потому что вы получаете информацию из первых рук. Но сами модные Дома не знают о новых способах обработки кожи. Значит, ваша компания вносит свой вклад в развитие моды?

Конечно. Например, для Louis Vuitton мы разработали кожу с их логотипом и технику, которая позволяет размещать этот логотип всегда в одних и тех же местах перчатки. Потому что этот логотип не может оказаться на краях пальцев, не может «скатываться», он должен вытягиваться в линеечку.

— А где вы берете идеи для создания новых технологий?

Очень трудно развивать старинные технологии, не теряя в качестве. Поэтому эволюция и развитие происходит, скорее вокруг существующих старинных техник. А работа с кожей – она всегда одна и та же. Растягивание кожи все равно делается вручную. Однако сегодня мы используем цифровую машину и горячий металл, чтобы вырезать пальцы максимально точно, что позволяет нам получить больше моделей – это то, чего мы не могли делать раньше. Швейные машины тоже развиваются, но база остается прежней.

Журнал «Hairs & Beauty»

Журнал «Hairs & Beauty»

 

— А кутюрные перчатки тоже шьются на машинках?

Да. У нас используется четыре вида машин для шитья. А пятый вид – это шитье ручное. И это задача нашего экспертного отдела – изучить, какой вид шитья подходит к данному заказу.

— Да, китайцам, наверное, не повторить…

Я не знаю ни одной китайской перчатки, качество которой было бы сравнимо с французским. Во-первых, из-за сырья. Во-вторых, техника работы – растягивание кожи, ее подготовка. И крой происходит иначе, и шитье – наши швейные машины совершенно другие. Они старинные и у них очень тонкие иголки. И нитки тоже очень тонкие. Очень много деталей, которые позволяют отличить настоящую французскую перчатку от китайской.

— Я знаю, что Georges Morand делает перчатки для авиаторов.

Да, мы шьем перчатки для пилотов военной авиации. Это государственный заказ. Им нужны перчатки сделанные технически правильно. Например, пилотам нужна особая защита: в случае падения самолета они могут загореться, им придется катапультироваться, на высоте они могу замерзнуть. А если на высоте десять тысяч метров в момент катапультирования из самолета, который летит с огромной скоростью, в рукав пилоту попадет воздух, человек просто потеряет руку. То есть, летчикам нужны перчатки, которые полностью облегают руку и защищают ее от холода и ветра. Но при этом перчатки должны быть такими, чтобы пилот вообще не заметил, что они есть. Поэтому им подходит наш пошив тонкими ниточками и иголочками и наши техники растяжки кожи до тончайшего состояния, которые позволяют перчатке сидеть как вторая кожа.. Пилоты ведь управляют подушечками пальцев, прикасаясь к сенсорным экранам, так что и на кончиках пальцев у них не должно быть никаких швов.

Швы могут быть только чуть выше подушечки, чтобы не мешать работать. В общем, использование перчатки у военных летчиков совершенно не такое, как мы привыкли в обычной жизни, но для их производства мы используем те же техники, что и что и для производства обычных перчаток. Можно подумать, что это два совершенно разных мира – и так оно и есть! – но технологии одни и те же. И мы единственные во Франции, кто делает такие перчатки.

— Фредерик, наверное, в вашем городке все ходят в перчатках?

Да, у нас носят перчатки больше, чем в других местах. Потому что в каждой семье есть кто-то, кто работал или раблотает в перчаточной мастерской. И у людей легкий доступ к перчаткам – при каждой мастерской есть свой магазинчик.

— В Европе марка Georges Morand популярна так же как кутюр?

Что касается перчаточного производства, то мы точно на высоте. Выше некуда! (Смеется) А что касается стиля, то не я должен на эту тему высказываться. Это пусть другие решают. Но что касается качества - тут мы первые, это точно. Да и в стиле мы лучше многих.

Общалась Елена Негрескул, фото Максим Калмыков
Благодарим Ольгу Епифанову, бутик «Акценты», за помощь в организации интервью
Hair’s & Beauty / Гостиная
Апрель 2012
Контактная информация
Наш адрес:
г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д.4
Телефон:
+ 7 (495) 697-14-37
+ 7 (495) 697-37-91
Электронная почта: